?

Log in

Красиво ныть не запретишь [entries|archive|friends|userinfo]
abbakym

(no subject) [Feb. 8th, 2013 02:04 am]
abbakym
рецепт охуенно крепкого одиночества: выпейте и отправляйтесь в гей-бар со смутной надеждой что, может быть, с парнями немного проще, чем с девушками. выпейте там, потом выпейте ещё. чувствуйте себя не в своей тарелке и на чужой вечеринке. потом уйдите с мыслью о том, что геи это все-таки не то и отправляйтесь в обычный бар. в первый момент, возможно, вы почувствуете себя там радостно в окружении гетеросексуалов и молодых женщин, но не теряйте из виду мысль о том, что ваша задача — кого-нибудь "подцепить" (это обеспечит, что люди будут вас сторониться). выпейте ещё, почувствуйте себя на чужой вечеринке и отправляйтесь домой. подъезжая к дому, наберите номер знакомого борделя, чтобы узнать, что он закрыт на ремонт.

рецепт одиночества попроще: выпейте немного неплохого виски и посмотрите серию Californication. налейте ещё, проверьте почту и все социальные сети, чтобы убедиться, что вам никто не написал, налейте ещё и посмотрите ещё серию Californication. повторите. потом зайдите на сайт знакомств и пишите симпатичным вам людям, пока не исчерпаете дневной лимит новых сообщений или пока не затошнит от мельтешения незнакомых лиц, выставляющих себя на брачном рынке. подождите 10 минут, чтобы убедиться, что вам никто не ответил.

буду рад отзывам и вашим рецептам.
Link 5 Прокомментировать

(no subject) [Jan. 24th, 2013 01:06 am]
abbakym

Я хотел написать про занозы.

Эта задумка, конечно же, полна опасностей. Прежде всего, есть риск скатиться в косноязычие. Проваливание — так почему-то любят говорить знакомые философы. «Эй, ты, давай осуществляй проваливание отсюда!»

Кроме того, есть риск оказаться слишком открытым. С одной стороны, это то, чего я хочу, с другой — молчание читателей будет означать ровно тот стыд, который и положено испытать эксгибиционисту, голым выносящему сор из избы.

Эта задумка про занозы родилась у меня полчаса назад, когда я шёл от психотерапевта и представлял, как в следующий раз я расскажу ему о вещах, о которых не успеваю рассказать: прежде всего о том, как много вещей, о которых я не успеваю ему рассказать, и что мы начинаем с моего состояния, и это каждый раз уводит нас в новый путь, который требует внимания и увлекает, и большая часть вещей, о которых я представлял, что с ним поговорю, так и остаются со мной, неозвученные, как например вот эта. И что потом эти вещи саднят, как занозы, и рано или поздно забываются, но продолжают саднить, как заноза, которая ушла под кожу и потихоньку там себе нарывает.

Мысль о вас, мои молчаливые читатели, обрадовала меня больше, чем я мог бы ожидать. В частности, она принесла с собой освобождающее ощущение, что я не должен поделиться со своим терапевтом всем-всем-всем, что у меня есть, всем, что саднит и нарывает и что, быть может, есть вещи, с которыми я готов справиться сам или поговорить о них с кем-то ещё. По крайней мере, я могу попробовать! Бонус ещё и в том, что его ответы не будут отвлекать меня от моей истории.

Больше всего чувств сейчас я испытываю к сериалу. К сериалу Californication. Хэнк Муди вызывает у меня сочувствие (без снисходительного смысла) и, конечно же, зависть. Ход истории вызывает у меня большое волнение, и ничто сейчас так меня не утешает и не развлекает, как погружение в эти придуманные судьбы и их повседневность. Но сам факт того, что столько эмоций я испытываю по отношению к сериалу, вызывает не меньше эмоций. Это задевает меня значительно больше, чем то, что подобной же фальшивкой является порно, и всё возбуждение, наслаждение и красота, в которые я так часто позволяю себе проваливаться, на самом деле не очень приятный труд простых людей, зарабатывающих на хлеб насущный. Порно захватывает и абстрагирует, и я с радостью забываю об этом, а потом, после эякуляции, оно уже не имеет значения. При просмотре же Californication эякуляции не происходит, и остаётся это двойственное чувство: с одной стороны, столько моей собственной надежды, привязанности и прочих слюней входит в резонанс с происходящим на экране, а с другой — во-первых, постоянное болезненное возвращение в собственную реальность, такую неприглядную рядом с кино, а во-вторых нависшая мысль о том, что это фальшивка, продукт, что они все придуманы; это как фантазия об идеальной женщине, которая разбивается о её осуждение анальных ласк. И кроме того, конечно же, зависть к Хэнку, особенно острая когда отождествление заканчивается и в очередной раз видна пропасть между им и мной.

Другая заноза — это алкоголь. Я чувствую, — особенно по утрам, — что он плохо на меня влияет, но проваливаюсь в насыщение этой смутной жажды тем настойчивее, чем больше уже выпито. Последняя бутылка пива — это укол в сердце и пряник для внутреннего надзирателя, а к магазину Репка, который продаёт пиво после одиннадцати, — а я часто возвращаюсь домой после одиннадцати, — я испытываю прямо-таки трепет.

Самое неприятное и рискованное — и здесь, я чувствую, шуршит своими крыльями ангел-саморазрушитель — это то, о чём я, пожалуй, не буду сейчас писать. Пошёл ты, ангел-саморазрушитель, в жопу. Будешь там прикрытием для моей лени.

Ну и, конечно, отношения с любовью всей моей жизни. Мой терапевт как-то заметил, что, судя по моим рассказам, она как будто не очень умеет обозначать границы. Сначала даёт мне понять, что между нами всё кончено, а затем предлагает своё сочувствие и дружеское участие. А я подумал в ответ, и вот всё никак не было случая высказать, что если в этой его мысли и есть что-то, то всё равно так говорить — очень жестоко. У меня умирает отец, в этот же день меня накрывает новый приступ невыносимой ревности, и всем своим мрачным видом я, как умею, подаю сигнал: помогите мне, посочувствуйте мне, побудьте со мной, мне так нужна частичка вашей близости и тепла. Конечно, эти сигналы адресованы прежде всего ей. И конечно, такой способ заявлять о своих потребностях не каждому по вкусу, и я всегда заставляю за собой право огрызнуться на попытку приблизиться. (В свете читаного недавного радикально-феминистского блога такая стратегия с моей стороны — прямое насилие с целью восстановить былую власть и иметь ещё больше пространства для проявляения насилия). Но она все равно делает эту попытку, даёт мне понять, что я не один, что она мне сопереживает и готова уделять мне внимание. А он называет это неспособностью провести границы. А радикальные феминистки говорят, что это запрет на прямое отвержение, который позволяет в нашей культуре процветать, например, институту изнасилования. (Эти радикальные феминистки, конечно, тоже та ещё заноза).

И тут, может быть, понятно, почему меня так цепляет Californication: помните, как она переспала с ним, когда у него умер отец? И сколько сил ему дала эта близость. Что-то мучительно знакомое, только она со мной не спала, а я опасаюсь предлагать, потому что боюсь проваливания в ад, если она снова откажет.

Но — ещё одна заноза — Californication не маргинальное кино для избранных одиночек, оно цепляет ещё многих и многих, и не значит ли это. Что-то это может означать, но что именно — я сейчас забыл. Смерть отца, уход жены — простые истории, цепляющие многих и многих. Не могу сказать, что это вызывает чувство солидарности или чего-то такого, скорее, одиночества. Знаете, как оказаться банальным? Сказать: «страх оказаться банальным».

Link 2 Прокомментировать

в поисках бобового зёрнышка [Jan. 1st, 2013 03:23 am]
abbakym
[Mood |jealous]

если бы я проявлял больше огня в наших отношениях,
если бы она давала понять, что ей это нужно,
если бы я был достаточно умным, чтобы догадываться,
если бы я был достаточно смелым, чтобы чувствовать её,
если бы она яснее выражала свои чувства и желания,
если бы она знала, что будет услышана и принята,
если бы я был достаточно внимателен, чтобы её выслушивать,
если бы я не думал только о себе, 
если бы я ценил то многое, что уже есть,
если бы я был удовлетворен,
если бы она давала мне то тепло, которое мне так было нужно,
если бы я умел об этом просить,
если бы я не боялся её отказа,
если бы я пиздец так ужасно не боялся её отказа,
если бы она не была такой осуждающей,
если бы она могла на меня положиться,
если бы я был чуточку сильнее,
если бы я заботился о себе,
если бы я любил себя,
если бы она любила меня,
если бы она указала мне на мои промахи,
если бы мы создали поле открытости и доверия,
если бы мы доверяли друг другу,
если бы мы не ждали всё время первого шага от другого,
если бы хоть один из нас был чуточку взрослее,
если бы хоть один из нас не боялся другого,
если бы хоть один из нас не жаждал быть принятым целиком,
если бы я не был таким мудаком,
если бы я заявлял свои права на неё, 
если бы я был в ладах со своей насильственной стороной,
если бы я не был таким мудаком,
если бы я не был таким трусом,
если бы я мог говорить с ней о своих страхах,
если бы она могла принять мою слабость, 
если бы она могла принять свою слабость,
если бы я был для неё опорой,
если бы я не искал всё время большего,


то ли не хватает сил удерживать мысль от спиралевидного закручивания, то ли никакого бобового зернышка и нет.
Link 3 Прокомментировать

(no subject) [Dec. 28th, 2012 11:52 am]
abbakym
Как, говорят, говорил Миларепа: «Чем больше у меня запутанности — тем веселее». Это вспомнилось мне на днях, и как обычно, самое весёлое там же, где самое запутанное — в теме секса.

Моё отношение к сексу подверглось новым мутациям, после того, как я понял, насколько моя тяга к нему обусловлена «материнским комплексом», то есть подсознательным стремлением слиться с материнским «самим по себе», теплым, принимающим, защищающим. После первой опустошающей вспышки запустился подспудный процесс переосмысления, до сих пор дарящий мне новые сомнения и осознания. Сладкая пища невротика.

Эта вспышка, кроме прочего, затмила внутреннюю славу моих героев, на фигуры которых я нередко опирался, вроде Игги Попа или Саши Грей. Эрос, казалось, потерял последнюю надежду на свободу, оказавшись несвободным в самой своей сути. Тут в общем-то морализаторски смотрит на нас поверх очков обычное различение свободы как дозволенности и как необходимости: движимый неутолимой жаждой возвращения в тепло утробы, я силился освободить Эрос, чтобы обрести в нем союзника и временное утешение, иллюзорное пристанище. Но это был тупиковый путь, никому пока не удалось приручить Богов и заставить их обслуживать свои комплексы, а со стороны реальности постоянно приходили маячки о том, что, как ни крути, секс и продолжение рода все-таки не разделишь. И свобода, типа, в том, чтобы не пытаться разделить неразделимое и использовать вещи по их назначению.

Одной из самых ярких историй в этом ключе была так впечатлившая меня исповедь владельца порно-сайта, в которой он рассказывал, как одержимость эротическим чуть не сжила его со свету, и как после отчаянных поисков спасения он нашёл кундалини-йогу и теперь не то что не мастурбирует, но и не испытывает потребности в сексе для получения близости и удовольствия. То есть секс для него стал тем, чем он и должен быть: максимальным проявлением любви между двумя существами, моментом божественного слияния, зачинающим новую жизнь. О горе мне!

Эта история сама по себе не лишена замечательного тонкого юмора, но так или иначе я воспринял её весьма серьёзно, и она повлияла на некий образ «правильного» секса, который продолжает меня захватывать и влиять на меня, пока что не в самом позитивном ключе.

И вот недавно я наткнулся на практически буквальное, ошеломляющее в своей чистоте и ясности, описание этого светлого и соосного Вселенной образа. Источник описания: брошюра «Революция и молодёжь» (из-во Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова, 1924 год). Автор — Арон Залкинд, разработчик-теоретик педологии. Вот они, бриллианты:
  • Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата.
  • Необходимо половое воздержание до брака, а брак лишь в состоянии полной социальной и биологической зрелости (20—25 лет).
  • Половая связь — лишь как конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой любви.
  • Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих.
  • Половой акт не должен часто повторяться.
  • Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия.
  • Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж).
  • При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребёнка — вообще помнить о потомстве.
  • Половой подбор должен строиться по линии классовой революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специально-полового завоевания.
  • Не должно быть ревности.
  • Не должно быть половых извращений.
Немного выбивается лишь последний пункт. Спишем это на то, что моей осознанности есть куда расти, либо на исторические ошибки коммунистов: 
  • Класс, в интересах революционной целесообразности, имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов: половое во всём должно подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всём его обслуживая.
Link Прокомментировать

batman [Dec. 14th, 2012 12:35 am]
abbakym
Сегодня мне приснилось, что я смотрю, и одновременно участвую, в новом фильме Нолана, продолжении его исследования темы Бэтмена. И чем дальше затягивается завязка, тем больше я, мы все, понимаем, что сюжет удивительным образом всё теснее переплетается с историей про Фауста. Я сам, признаться, Фауста не читал, но важно было именно это ощущение, происходившее во многом из глубины диалогов (да и их количества) и насыщенности атмосферы серой и чем-то таким. И то, что мне всегда нравилось в Нолане, его (слово из рецензий) «психологичность», которую мне хочется назвать, вряд ли более умно, «метафизичностью», и постановка вопросов на границе (о границах) с безумием и его тенью, в этом фильме было проявлено ярко как никогда, больше даже, чем в «Тёмном рыцаре». Было при этом и всё что надо: злодеи и успешные с ними сражения, какая-то безумная техника и т. д. Но вот что отличало его от Фауста в наиболее существенной мере и делало его продолжением и переплетением обеих историй и в то же время чем-то бѳльшим и очень актуальным, так что нельзя было сказать: «А, ну это Фауст», или «а, ну это Бэтмен»: одним из ключевых моментов, вокруг которых строился сюжет, был поиск Бэтменом своего истинного пола. И со свойственной Бэтмену последовательностью и отвагой он/я (как это обычно со снами) то становился, то оказывался то мужчиной, то женщиной, то чем-то между.
Link 2 Прокомментировать

(no subject) [Dec. 9th, 2012 10:58 pm]
abbakym
Почему-то вместо того, чтобы получать так нужные мне тепло и заботу, я выстраиваю отношения с дорогими мне людьми так, что это провоцирует их на осуждение, холодность, отстраненность и гнев. И это одна из немногих областей, в которых я привык не отступать, пока не добьюсь своего.
Link 1 Прокомментировать

(no subject) [Nov. 28th, 2012 12:46 am]
abbakym
[Mood |frustrated]

Сегодня — в обратную сторону.

С утра проспал будильник на час. Плохие сны (Африка, ядовитые муравьи, госпиталь и плохой ветер), полные тревоги и опасности. Плохое утро — торопился и раздражался на сына.

Плохой день на работе день на работе — сложно сосредоточиться, вечером незапланированный созвон и pressure со стороны начальства, которое само under pressure. 

Звонок от Инны с тем, что сына колбасит и она думает, не заболел ли он — резануло неожиданно глубоко. Как будто мой сын служит мне эмоциональной опорой и вот, показывает, что так быть не должно, должно быть наоборот.

Тоска по женщинам, по близости, по общению, достаточно сильная, чтобы мешать сосредоточиться и работать, чтобы сомневаться в себе и в правильности того, что я делаю.

Слабость, бессилие, кофе.

Размышлял и читал о позиции жертвы. Каким образом свой собственный выбор маскируется под отсутствие выбора?

Вечером встретился с Валентином, выпили, поговорили. Пожалуй, впервые чувствую с ним хороший эмоциональный контакт. Говорили о близости, об ориентации, о женщинах, отношениях и проекциях. Он сказал, что у меня плохой ремень и обувь. Признаться в склонности к пассивному гомосексуализму проще, чем в желании близости с женщиной.

Довольно-таки щемяще одиноко.

Вэл говорит, что хорошо бы мне определиться, чего я хочу. Да, хорошо бы.
Link 1 Прокомментировать

(no subject) [Nov. 4th, 2012 06:51 am]
abbakym
Кажется, я не убиваю себя только из страха.

Каждый её отказ в близости — как удар плёткой. И тысячи уснувших было чувств вдруг вскакивают и впиваются в меня, как ножи.
Link 1 Прокомментировать

(no subject) [Oct. 23rd, 2012 08:24 pm]
abbakym
сегодня оно пришло из другого места. все ушли, и я остался дома один. сын с бабушкой, Гуля где-то тусит. оба сегодня уже не придут. сидел, кодил. закончил. и вот оно. что делать? в чём есть смысл? дыра в груди вдруг перестала быть заполнена спорами о том, сколько мультиков можно посмотреть сегодня, прекрасной обиженной женщиной и всем прочим. даже ветер, кажется, через неё не дует (пойти, что ли, побегать?). это совсем не та одинокая жизнь, о которой я периодически мечтаю. люди, как вы живёте одни? что делаете? почему вам не скучно?
Link Прокомментировать

(no subject) [Oct. 17th, 2012 11:50 pm]
abbakym
и откуда только берётся это состояние. и что оно хочет мне сказать. лежу одетый на кровати, и нет никакой мотивации ни лечь спать, ни вставать, ни поесть, ни поработать, ни почитать, ни помедитировать, ни напиться, ни поиграть в видеоигры, ни даже подрочить. одиноко и скучно. странно, что нашлась мотивация это написать.
Link 7 Прокомментировать

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]